Куда зовет труба?


Россия захлебывается нефтью. Совершенно сумасшедшие цены на «черное золото» (вот уже второй месяц они без малого на 50% превосходят параметры, зафиксированные в бюджете страны) побуждают нефтяников активно наращивать добычу. Однако трубы, как известно, не резиновые, и вот 7 марта было объявлено, что трубопроводная госмонополия «Транснефть» сокращает прием нефти на 100 тыс. т. в сутки.

Столь резкие и радикальные меры были вызваны погодными безобразиями в районе крупнейших нефтеэкспортных терминалов – Новороссийска и Приморска (штормы в первом случае, основательно промерзший Финский залив во втором). К концу месяца ожидается, что острота кризиса снизится, и ограничения будут отменены. Однако проблема дефицита нефтеэкспортных мощностей, тем не менее, требует безотлагательного решения.

Именно рассмотрение различных вариантов транспортировки сырья оказалось центральной темой заседания Правительства РФ, состоявшегося 13 марта и посвященного стратегии развития Восточной Сибири и Дальнего Востока. Конкурируют два маршрута: Ангарск – Находка и Ангарск – Дацин.

Первый разработан «Транснефтью» и активно лоббируется Японией, рассчитывающей благодаря российской нефти уменьшить свою зависимость от ближневосточного сырья. Второй отстаивают ЮКОС и Китай. Главное преимущество «находкинского» варианта в том, что поставки можно морем осуществлять во все страны Азиатско-Тихоокеанского региона и даже в Америку, а не только в Китай, как в «дацинском» случае. Кроме того, трасса пройдет, через всю Восточную Сибирь и станет осью освоения ее нефтегазовых ресурсов. Посему, с точки зрения долгосрочных государственных интересов все ясно, однако есть еще и реальность текущего дня. А она такова: «юкосовский» вариант почти вдвое дешевле, поскольку практически во столько же короче. Соответственно, и построен данный нефтепровод может быть значительно быстрее. Правда в перспективе Россия может столкнуться с ценовым диктатом, но зато сегодня китайцы обещают самостоятельно соорудить участок, который пройдет по их территории. Да и ЮКОС гарантирует заполнение именно этого, а отнюдь не альтернативного маршрута. Вот такие варианты, «двоих «боливар» не вынесет». Китайцы готовы в год «переваривать» 30 млн т. нефти, а «находкинский» маршрут будет рентабелен только в случае если по нему за тот же отрезок времени будет перекачиваться 50 млн т. сырья. Но выйти на уровень добычи 80 млн т. в Восточной Сибири удастся очень нескоро. Стало быть, надо выбирать или-или.

Минэнерго, правда, предлагает оба маршрута объединить, что, по мнению чиновников, снизит издержки, однако откуда взять требующиеся объемы, так и не ясно. Имеется в виду, похоже, что пока будет идти строительство, они может быть, появятся. И все же, скорее всего, этот третий, компромиссный вариант, придуман, чтобы японцев резким отказом не обидеть. В общем, судили-рядили в Правительстве и постановили, что окончательное решение к маю вызреет.

На «западном фронте» противостояние государственного интереса и частной инициативы приобретает, похоже, еще более острые формы. У нефтяников имеется сильнейшее желание порушить госмонополию на транспортировку нефти. Еще в конце минувшего года ЮКОС, ЛУКОЙЛ, ТНК и «Сибнефть» (несколько позже к четверке присоединился «Сургутнефтегаз») презентовали проект нефтепровода Западная Сибирь – Ухта – Мурманск, планируемой мощностью 80 – 120 млн т. нефти в год. Построить его нефтяники предлагали за собственный счет и владеть им намеревались в дальнейшем совместно. Во время визита в Мурманск Михаил Касьянов заявил, что все нефтепроводы и старые и новые будут принадлежать государству. Удивленные и раздосадованные подобным демаршем обычно вполне покладистого премьера, олигархи, вроде смирились и предложили в таком случае хотя бы отменить на данном маршруте принцип равнодоступности нефтепроводов для всех поставщиков и установить особые льготные тарифы. На этот счет ответа пока не последовало, однако, похоже, от идеи частного нефтепровода инициативная группа тоже не отказалась.

В самых разных СМИ и сами нефтяники, и эксперты, и даже некоторые политологи принялись рассуждать о благотворности создания «конкуренции» в сфере транспортировки нефти. Аргументы их внешне безупречны. В самом деле, кому будет хуже от того, что нефтяники на свои деньги проложат трубу, будут качать по ней сырье, которое ныне из-за ее отсутствия без толку в земле пропадает. Будут многие миллиарды долларов налогов платить, и всем станет жить лучше и веселей. Перспектива самая радужная, почему же президент «Транснефти» Семен Вайншток недавно заявил, что отдать в частные руки нефтепровод все равно, что сдать в аренду участок государственной границы?

Дело в том, что по территории России и сейчас уже проходит один частный нефтепровод – КТК (Каспийский трубопроводный консорциум). Вступил в строй он чуть больше года назад, однако опыт его эксплуатации уже позволяет сделать некоторые выводы. И главный из них таков: когда хозяева трубы сами себе устанавливают тариф на перекачку, у них имеется возможность сформировать его таким образом, чтобы налоговые отчисления были минимизированы. Учет перекачанных объемов, тоже, кстати, можно так организовать, чтобы затраты на строительство возместить в кратчайшие сроки.

Да и вне зависимости от формы собственности целесообразность прокладки «мурманской трубы» вызывает законные сомнения. Главным адресатом нефти, которой предстоит отправиться в танках океанских судов от мурманского причала, называется Америка. Потребности Европы вполне может удовлетворить, построенная «Транснефтью» Балтийская трубопроводная система (БТС). Сейчас по ней перекачивается 12 млн т. в год, а после планируемого расширения ее пропускная способность возрастет еще на 30 млн т.

Весь «огород городится», таким образом, исключительно ради поставок в США. Но если Европа давний, надежный партнер, Китай дает твердые гарантии закупки сырья, да и Япония готова предоставить таковые, то Америка не обещает ровным счетом ничего. Буквально только что в России побывал министр энергетики США Стенли Абрахам. Он в целом «мурманский проект» одобряет и поддерживает, даже что-то про инвестиции намекает, но в то же время заявляет вполне определенно: «Мы не можем диктовать американским покупателям, сколько и у кого покупать». Как говорится, без комментариев.

Так что же нефтяники какую-то авантюру задумали? Вовсе нет. Просто мыслят они уже давно транснациональными, а вовсе не «убогими» государственными категориями. И пекутся уж конечно не о благосостоянии народонаселения, а о процветании собственных империй. Ведь если после окончания войны в Ираке нефть серьезно упадет в цене, поскольку ее, цену то есть, диктовать будет Америка, олигархи смогут сохранить высокие прибыли за счет увеличения объемов поставок. Государству же об интересах, которого так «пекутся» нефтяники перепадать в виде налогов будут крохи. Экспортные пошлины наверняка будут снижены до минимума. Как же, ведь, цены упали, бедным нефтяникам нечего инвестировать в развитие, а не будет развития нефтяного сектора – совсем пропадем. И что характерно, петь эти жалобные песни будут все те же эксперты и политологи, что сегодня отстаивают идею частного нефтепровода.

Глеб Борисов
18.03.2003