Европа - между морем и сушей


После того что случилось в Ираке, многие аналитики стали говорить о расколе Европейского союза на два лагеря: один поддержал жесткую линию США и Великобритании, другой выступил категорически против. Это разделение, ставшее для многих неожиданностью, прекрасно укладывается в классическую схему геополитической двойственности европейского континента. Геополитики давно заметили следующую закономерность: в пространстве самой Европы существует два полюса - западный и восточный, которые в миниатюре воспроизводят более объемную картину "планетарного напряжения между Востоком и Западом" (К. Шмитт).

Ядром западного полюса является Великобритания, которая в европейской истории воплощает политическую, экономическую и идейную модернизацию. Восточный полюс представлен Германией, которая, напротив, исторически тяготеет к консерватизму и исторической преемственности. Страны Восточной Европы, находящиеся под политическим и экономическим влиянием немцев, считают "средней Европой". Те государства, которые ориентируются на Англию, называют "атлантистскими". Между Англией и Германией проходит "линия" европейской напряженности.

Отдельным и во многом самостоятельным элементом европейской геополитической системы является Франция, которая выступает либо континентальной интегрирующей силой (Наполеон, де Голль), либо союзницей Англии (Антанта). Другие державы геополитически менее значимы, и их участие в европейских альянсах носит обусловленный характер: влияние с моря сближает с Англией, силы суши привязывают к континентальному блоку.

Объединение европейских государств в единый союз является проектом континентального полюса. В основе - выбор Парижем "восточной" сухопутной ориентации. Реальность Евросоюза - это формула "Франция + Германия". Все остальное довольно второстепенно.

Позиции Англии в отношении европейской интеграции всегда были как минимум сдержанными. Лондон постоянно играет на внутриевропейских противоречиях, а когда франко-германская ось всерьез укрепилась за счет политического веса Франции, помноженного на экономический вес Германии, он, как встарь, обратился к береговым странам и к тем странам Восточной Европы, которые исторически были на обочине европейской истории, - страны Балтии, Польша, Румыния и т. д.

Англия не столько предлагает свою собственную версию европейской интеграции, сколько играет против континентальной версии Франции и Германии. Реализуя геополитический заказ Нового Света, она не предлагает "вторую Европу", но препятствует становлению первой и единственной.

Это важный момент: Европа как единое геополитическое образование уже заведомо означает континентальную франко-германскую Европу. Никакой "другой Европы" не существует даже в планах, поскольку альтернативой этому является разрозненная мозаика государств-наций, которая есть и сейчас.

Иракский кризис пробудил и актуализировал эти глубинные линии геополитического разлома, которые в более спокойных условиях оставались невидимыми внешнему наблюдателю. Западный мир оказался разделенным на два геополитических образования: морской англосаксонский полюс - США, Англия и временные европейские союзники, поддержавшие агрессию против Ирака, и сухопутный континентальный собственно европейский полюс - Франция-Германия.

Это отныне два стратегических пространства, каждое из которых будет стремиться к относительной автономии - стратегической, экономической, политической. Культура и ценностная система обоих пространств Запада остаются весьма сходными, но их геополитические интересы явно начинают все более расходиться.

Роль нашего, российского соучастия в мировом раскладе сил всегда была ключевой. Когда европейцы говорят о "Европе от Атлантики до Урала" (Ш. де Голль), и шире, от "Дублина до Владивостока" (Ж. Тириар), они имеют в виду именно континентальную сухопутную модель, восточный вектор. На сегодняшний день понятие "Европа" уже само по себе несет в себе нечто "евразийское". В такой конфигурации тезис об оси "Париж-Берлин-Москва" приобретает особую актуальность.

В любом случае не стоит строить иллюзий: силы, которые постараются затормозить, а то и сорвать окончательную европейскую интеграцию, очень могущественны, и в дело будет пущено все - давление на береговые страны (Италия, Испания), создание традиционного "санитарного кордона" - от Балтии до Черного моря, искусственное провоцирование трений между Москвой и Брюсселем по чеченской и калининградской проблемам.

Александр Дугин
10.05.03