Новый интеллектуальный порядок


1. Интеллектуальная карта России.

Мы довольно легко можем представить себе административную карту России. Несложно также описать Россию с точки зрения экономических интересов, местонахождения и сфер влияния магнатов и т.д. Также дело обстоит и с этническими и конфессиональными факторами. Не составляет труда начертить и криминальную карту – у каждого региона есть «авторитеты», «воры в законе», «смотрящие» и т.д. Каждая область персонифицируется в одной или нескольких личностях, которые на данном уровне представляют регион.

Но в области интеллектуальной мы сталкиваемся с разительным пробелом, и назвать «интеллектуального авторитета» в региональном масштабе мы явно не можем. Экспертные, аналитические, концептуальные структуры в регионах совершенно нерепрезентативны. Это не значит, то их вовсе нет. Скорее всего, они есть, но мы просто о них ничего не знаем. Вместе с тем и их статус в регионах довольно невысок – по меньшей мере, он явно контрастирует с той долей влияния, которую имеет экспертное сообщество в Федеральном центре.

Это очень серьезная проблема для России в целом – регионы оказываются в такой ситуации как бы «безгласными», «немыми». Они обладают интересами и отличительными признаками, но сообщают об этом центру, другим регионам, в конце концов, самим себе на урезанном, ломанном языке жестов.

Я убежден, что интеллектуальное сообщество в центре должно обратить на это самое пристальное внимание. Если мы хотим в целом усилить его субъектное качество, расширить объем полномочий и социально-политический статус, то вопрос об интеллектуальной карте России должен быть включен в повестку дня безотлагательно.


2. Что такое «интеллектуал»?

Понятие «интеллектуал» (в отличие от понятия «интеллигент») не российское. Мы часто путаемся в этом вопросе. «Интеллигента» характеризует определенный культурный ценз, а также наличие нравственно-этического, философского, мировоззренческого идеала. Гуманитарии, ученые – это тоже совсем другое дело, здесь критерием выступает степень профессионализма, подготовленности, а также творческого подхода во вполне конкретной и четко фиксируемой области. Спецификация и образовательная база здесь неотделимы от статуса и компетентности.

Еще есть понятие «работник отечественного пиара». Это своеобразное современное явление характеризует тип ловкого и расторопного менеджера, способного осуществлять технологичное сопровождение какого-то властного, экономического, политического или социального проекта. Это сфера «инжиниринга», технически включающая в себе легковесную манипуляцию с лозунгами («слоганами»), фразами, имиджами, жестами, информационными (стилизованными эстетически) потоками и всегда имеющую строгую конкретную прагматическую (оплаченную конкретным заказчиком) цель.

Я даю эти определения, чтобы четко определить чем не является интеллектуал. Интеллектуал кроме того вполне может не быть (но может и быть) оригинальным мыслителем, философом. Но при этом интеллектуал всегда репрезентативен.

Интеллектуал емко выражает, оформляет, облекает в компактную оболочку основные ментальные, социальные, мировоззренческие, этические ориентации, свойственные конкретному социальному контексту. В отличие от мыслителей интеллектуалы редко придумывают ценностные или философские системы, они скорее оперируют ими, выражая с их помощью реально существующие в обществе позиции, которые в чистом виде остаются размытыми и ускользающими. Интеллектуал не является источником света, он является фокусом, концентратором лучей.

Интеллектуал, с одной стороны, обретается в мире ценностей, который он обязан довольно ясно себе представлять и законам которого он обязан подчиняться. С другой стороны, эти ценности должны разделяться определенной группой людей, т.е. иметь социальное, общественное измерение. Но оформление этих ценностей, проявление их с помощью адекватного инструментария является задачей исключительно самого интеллектуала.

Он как бы берет полуфабрикат настроений, позиций, мнений и придает им законченный, структурированный вид. И продукт такой операции получает отныне новый особый статус – он становится определенной референтной опорой, по отношению к которой начинают определять различные социальные акторы – власть, бизнес, политики, общественные организации, СМИ, отдельные люди.

Когда мы говорим о современной Америке, точнее о США, мы ясно представляем себе – власть (Президент), партии, корпорации, спецслужбы, телевидение, гаджеты и рекламируемые продукты. Но вместе с тем в интеллектуальном смысле США – это Бжезинский, Фукуяма, Хантингтон, Бэлл. При этом перечисленные фигуры является не американскими философами, не просто узкими специалистами, не нанятыми пиарщиками, не «интеллигентами» с больной совестью, но именно интеллектуалами. Они являются олицетворением интеллектуального индекса США.

Во Франции то же можно сказать о Бернар-Анри Леви, Глюксмане, Аттали или Режи Дебре.

Интеллектуал может быть гениальным – как Жан Бодрийяр, добротным как Ален де Бенуа, может быть нонконформистским как Ноам Чомски, но может быть и поверхностным (на грани невежества) как Жак Аттали, конформистским как Б.-А.Леви и т.д. Но все это не принципиально.

В России понятию «интеллектуал» точнее всего соответствует понятие «эксперт» в его нынешнем смысле – человек, берущий на себе задачу выносить синтетические и репрезентативные суждения по разным поводам.

Интеллектуал – это не столько подготовка, сколько темперамент, склад характера.

В России такие «эксперты»-«интеллектуалы» есть. Немного, но есть. Но распределены они в обществе крайне неоднородно. Их достаточно в Москве, очень мало в Питере, а глубже в провинцию следы их явного присутствия теряются.


3. Интеллектуалы и партии.

Каждая нормальная политическая партия также как и регион описывается по разным системам критериев – мировоззрение, структуры, материальная обеспеченность, массовость, лоббистские функции и т.д. В качестве обязательного компонента должна она иметь и интеллектуальное выражение. В нынешней российской действительности, увы, дело обстоит далеко не так. Если я ряда партий есть интеллектуальное выражение – «Яблоко», СПС, отчасти (с натяжкой) КПРФ, то в некоторых случаях даже большие партии представляют собой совершенно внеинтеллектуальные явления.

Наиболее яркий пример – «Единая Россия». Это большое политическое образование вообще не имеет никакого интеллектуального индекса. Это отнюдь не значит, что в рядах этой партии нет интеллектуальных людей – такие вполне могут быть, но такого интеллектуала (или интеллектуалов), которые были бы репрезентативны для этой партии нет даже близко.

Тот факт, что в России можно создать партию вообще без интеллектуального лица – плохой показатель, и он свидетельствует помимо всего прочего о том, что с экспертным сообществом у нас не все в порядке.


4. Интеллектуалы и дифференциация ценностных систем.

Интеллектуал – это тип. Но представители этого типа вполне могут придерживать разных – подчас полярных – систем ценностей. В позднесоветское время вся официальная интеллектуальная деятельность проходила в контексте марксистских догматов. Но это постепенно привело к тому, что догматика полностью размылась, так как не было мобилизующей альтернативы, призванной постоянно активировать сознание в режиме вызов-ответ.

В перестройку произошла первичная поляризация ценностных систем – либерал-демократы (западники) против «красно-коричневых» (патриотов-консерваторов). Но при этом политическая победа западников легитимизировала только либерал-демократический дискурс, обрекая оппонентов либо на молчаливое несогласное мычание (КПРФ), либо на экстравагантный маргинальный эпатаж. В ряды интеллектуалов (экспертов) западников попало из-за этого много непререзентативных фигур (имитаторов в духе позднесоветского и комсомольского пародирования мышления), а редкие интеллектуалы патриотического лагеря были искусственно «демонизированы» и отлучены от «экспертного сообщества».

Сегодня эта картина явно не соответствует социально-политическим потребностям. В нашем обществе существует целый спектр возможных ценностных систем, которые призваны быть озвучены и оформлены интеллектуалами соответствующих взглядов.

По мере уточнения базовых интеллектуальных позиций в обществе, теоретически, должно сформироваться несколько интеллектуальных (экспертных) групп. Уже сейчас ясно, что они будут приблизительно делиться на интеллектуалов-консерваторов и интеллектуалов-прогрессистов, на интеллектуалов-западников и интеллектуалов-традиционалистов, на интеллектуалов с социалистическими (левыми) симпатиями, и интеллектуалов рыночно-либеральных. Возможны и более тонкие градации. При этом основным критерием принадлежности к тому или иному семейству должна служить некоторая последовательность, убедительность, состоятельность, компетентность, преемственность, соблюдение внутренних пропорций и нормативов, присущих той или иной ценностной системе. Конечно, возможны и постмодернистские повороты и полисемантические игры, но только после уточнения и усвоения неких классических интеллектуальных парадигм - а не до и не вместо.

Эти интеллектуальные группы и должны постепенно стать знаками для соответствующих политических, партийных, экономических, социальных, гражданских, этнических, конфессиональных, профессиональных - даже классовых - структур.

Мы должны создать в России новый интеллектуальный порядок, – и параллельно способствовать аналогичным процессам в СНГ.