В современном Казахстане воссоздается Кокандское ханство


А в Казахстане между тем репрессиями было выбито все то поколение ответработников, чье прошлое было связано с Алаш-Ордой. Жаль, конечно, что не проводятся полномасштабные исследования того периода на основе архивных данных. Иначе для общественности давно прояснилась бы картина и подоплеки смены одного поколения партийно-советских кадров другим. Во многом у нас повторялось то, что происходило в центре и в других республиках. Одни, чтобы уцелеть самим или выжить с престижного места соперников, писали заявления на других. Это известно. Но у нас была своя специфика, связанная с делением номенклатурных групповых кланов на жузы и роды. Она самым ярким образом проявилась в те годы.

Когда все волны репрессий остались позади, выяснилось, что представительство южных казахов значительно укрепило свои позиции в руководстве, северных и западных казахов - заметно ослабило. К концу 50-х г.г. старшежузовцы захватили лидерство в республике и с тех пор уже не отдавали его другим. И антагонизм между южанами и остальными казахами все время усиливался. Питался он, прежде всего, значительной разницей в психологических и поведенческих стереотипах между первыми и вторыми. Но Москва как державный центр контролировала ситуацию и регулировала кадровые назначения. Все изменилось с распадом СССР и возникновением независимой Республики Казахстан. Лидеры Старшего жуза, оставшиеся хозяевами положения после отхода державного центра в историческое прошлое, отбросили все условности казахского этнического единства и все более и более откровенно стали проводить политику, направленную на фактическое воссоздание кокандской государственности, существовавшей в XVIII-XIX вв. Конечно, такая идеология откровенно не заявляется. Но фактически речь идет о возобновлении кокандского экспансионизма на территории Казахстана в северным направлении, прерванного свыше 100 лет назад Россией, и одновременном утверждении общественно-государственной морали по-кокандски. Даже при чисто зрительном восприятии можно убедиться в том, как много сделано в этом плане за всего 10 лет. Чего стоит один только перенос столицы в бывший Целиноград и последовавшее за этим устремление на север тысяч и тысяч южан с их специфичными психологическими и поведенческими стереотипами, входящими в жесточайшее противоречие с психологическими и поведенческими стереотипами северных, то есть степных казахов. Почему именно Коканд? Потому что историческая память современного поколения лидеров южных казахов в виде реальных воспоминаний имеет пример лишь кокандского периода. В советской историографии много говорится о том, как много обижали казахов кокандцы. Но при этом не очень-то афишируется тот факт, что не только на юге нынешнего Казахстана, но и даже в Ташкенте управителями (называли их «датка») сидели вожди южно-казахстанских родоплеменных кланов. После крушения Кокандского ханства на его территории возникла Туркестанская губерния России. А потом Туркестанская республика… Неспроста же после свержения царя в России в роли лидеров Туркестана и даже просуществовавшей совсем недолго Кокандской автономии оказались сырдарьинские и семиреченские казахи?! Общественная мораль южных казахов, как и столетия назад, отождествляла себя ведущей силой государственных образований в пределах Чагатаева улуса. Но сильные мира сего в XX веке имели уже другие представления о том, кто же должен быть ведущей силой в среднеазиатском междуречье (Мавераннахре). Им стал оседлый народ, получивший название узбеки. Они, получив право выбора, естественно, не захотели иметь руководителей из степняков. Так южно-казахстанские кланы лишились роли ведущей силы в Туркестане. В XX веке, внесшем большие перемены в жизнь региона, они осуществили ревизию своих целей и задач в связи с разительно изменившейся ситуацией. И теперь, когда Ташкент, прежний центр Старшего жуза, отрезан от него государственной границей, он сосредоточился на Казахстане, на северных, восточных и западных его частях, относящихся исторически к джучиевому улусу. Таким образом, воссоздается Кокандская государственность без самого Коканда и Ташкента. Воссоздается в виде независимого Казахстана с закреплением в нем главенствующей роли лидеров древних южно-казахстанских родоплеменных группировок, которые в настоящем (то есть доконфедеративного периода) Казахском ханстве никогда не состояли. Такой произвол над исторической объективностью, естественно, порождает колоссальное неприятие северянами и западниками в отношении южных казахов вообще.

Это - тупиковый путь. Но такая очевидность никак не может пронять старшежузовские правящие кланы, уверовавшие в то, что им удастся раз и навсегда подмять под себя историческое наследие Казахского ханства. В доказательство серьезности своих намерений они перенесли столицу поближе к тем местам, где находилась ставка прежних казахских ханов. Кое-кто из них (Абылай-хан, например) возвеличивается нынешней официальной историей, но при этом сегодняшнее поколение тех, кто составлял ядро и основную силу Казахского ханства, все больше и больше отчуждается от системы управления и принятия решений.


Старшежузовская элита правит Казахстаном по принципу «разделяй и властвуй»

В любом случае должно быть ясно, что произошедшая в 50-е г.г. XX века как бы естественная смена правящей верхушки Казахстана, выразившаяся в приходе на высшие должности республики вслед за целым рядом русско-славянских посланцев (Пономаренко, Брежнев и т.д.) представителей южно-казахстанских племен фактически оказалась узурпацией власти в казахской степной стране выходцами из бывших антагонистичных ей туркестанских (кокандских, моголистанских, чагатайских) пределов. Если бы за прошедшие десятилетия все казахские регионы успели бы слиться в единый в своих устремлениях народ или если бы южные элитные группировки с момента прихода к власти и до сих пор (то есть в течение последних почти 50 лет) не на словах, а на самом деле и искренне проводили политику, направленную на консолидацию всех казахов в гомогенную нацию, в столь резком повороте в рамках руководства ничего такого, о чем сейчас стоило бы беспокоиться, не было бы.

Но ведь все дело-то как раз в том, что старшежузовская элита, оказавшись хозяином положения в республике, постепенно во всю мощь раскрутила маховик нагнетания межжузовских противоречий. Особенно сильно ее запрограммированность на такую задачу проявилась именно в годы государственной независимости, когда ей уже не приходилось в своем произволе в отношении казахских деятелей, являющихся выходцами из степных регионов, оглядываться на державную Москву. Годы президентства Н.Назарбаева явились временем возрастающего нарушения баланса сложившейся относительно равномерной представленности деятелей от всех трех жузов на разных уровнях власти. Этот дисбаланс выражается в уменьшении реального веса представителей Среднего и Младшего жузов в истеблишменте с одновременным стремительным увеличением реального веса представителей южно-казахстанских родоплеменных кланов. К чему этот процесс в конечном итоге приведет - остается только гадать. Сейчас же можем поговорить лишь о том, какая к настоящему времени сложилась картина. На первый взгляд, она кажется не внушающей никаких опасений вышеописанного порядка. Но в этом и заключается мастерство тех, кто сегодня трайбалистскую политику в Казахстане вывел на уровень современных требований. Они стараются проделывать все ходы так, чтобы комар носа не подточил. На самом же деле раскол по жузовским лекалам в рамках правящей и имущей элиты страны все больше и больше усугубляется. И происходит это во исполнение кадровой и внутренней политики, проводимой старшежузовской элитой. Впрочем, посудите сами.

Успеху хитроумных старшежузовских гегемонистов во главе с Н.Назарбаевым прежде всего способствует, к сожалению, то, что Средний и Младший жуз легко поддаются стравливанию их друг с другом и что каждый из них спокойно созерцает, когда правящий жуз устраивает избиение другого. Историю необъявленной трайбалистской войны старшежузовской элиты против лидеров двух других жузов следует разделить на 2 этапа. Старшежузовские гегомонисты громят их не только по очереди и по отдельности, но и также путем сталкивания их лбами.

Разгром элиты Младшего жуза С получением полноправной власти над Казахстаном после обретения им государственной независимости старшежузовская команда Н.Назарбаева взялась сперва за младшежузовскую группировку. За 1992-94 г.г. Газиз Алдамжаров, Нажамеден Искалиев и Сагат Тугельбаев, самые авторитетные областные западно-казахстанского происхождения областные руководители оказались объектами самих неприятных скандальных историй. Это были наиболее перспективные кадры из младшежузовцев на самые высокие должности в Казахстане. Все трое имели прекрасное экономико-техническое образование и соответствующий ему опыт работы. С этой точки зрения, поздние высшие представители младшежузовцев - А.Кекильбаев (до 50 с лишним лет писатель с филологическим образованием), И.Тасмагамбетов (до 40-летнего возраста школьный учитель географии и биологии, комсомольский работник и помощник президента) и К.Кушербаев (инженер по образованию, но никогда не работавший по специальности, предпочтя до 40-летнего возраста подвизаться в сфере СМИ, политологии и т.п.) - ни в какое сравнение не идут. По сравнению с последними тремя Г.Алдамжаров, Н.Искалиев и С.Тугельбаев являлись прекрасно подготовленными для любой руководящей работы людьми. По всем меркам, это они и им подобные должны были прежде всех представлять Западный Казахстан. Внешне казалось, что их случаи ничего общего между собой не имеют. Но тогда за рекордно короткий срок они все, образно говоря, оказались «отстреляны». С.Тугельбаев, глава Атырауской обладминистрации в феврале 1992 г. - октябре 1994 года, все это время преследовался каким-то иностранным предпринимателем, подавшим на него, а заодно на Республику Казахстан, в суд из-за своих каких-то дел у нас в стране. Шум стоял если не на весь мир, то на все СНГ точно. Якобы из-за этого С.Тугельбаева дискредитируется все государство и его президент. Стало ясно, что его из госслужбы «уйдут», причем навсегда. Так перспективнейший западноказахстанец вылетел из обоймы президента Н.Назарбаева. Сейчас, спустя 8 лет, совершенно ясно, что дело было вовсе не в иностранце, поднявшем бучу там на Западе. Из-за продажи истребителей северным корейцам пару лет назад шум стоял во всем мире куда хлеще, но дискредитированные в связи с ней деятели не только вернулись после короткого перерыва во власть, но и даже получили повышения. Потому что в отличие от С.Тугельбаева, отправленного в 1994 году в 46-летнем возрасте в отставку навсегда, они из команды самого президента.

Н.Искалиев, первый секретарь Уральского обкома партии в 1985-91 г.г. и глава Западно-Казахстанской обладминистрации в феврале 1992 г. - январе 1993 г., стал жертвой еще более грязной и откровенно провокационной истории. Он, ставший в начале 1993 года главой Кокчетавской области, то есть получивший назначение в Среднем жузе, в ноябре того же года был вынужден с кошмарами уйти оттуда. Потому что сразу же после его назначения областной прокурор возбудил против него дело и вел его до тех пор, пока он не ушел. Выглядело так, будто кокчетавские среднежузовцы всем миром выживают назначенного им руководителем младшежузовца. Ибо невозможно представить себе областного прокурора, который просто так может взять и начать преследовать акима своей области. Тут лишь 2 момента могут быть: или чужака местные не принимают, или самое высшее руководство дает добро на такого рода обхождение со своим же назначенцем. Западно-казахстанскому общественному мнению тогда усиленно навязывалась версия о том, что это кокчетавские аргыны выжили младшежузовца Н.Искалиева. Последний после этого не имел соответствующих его возможностям и уровню должностей. Будучи фактически сослан в Ташкент послом, он в 1994 году в казахской прессе опубликовал стихи, где, хотя и не прямым текстом, обвинил не кокчетавцев и среднежузовцев, а высшее руководство страны. То есть недвусмысленно указал, откуда ветер дует в историях, подобных его случаю. Но, к сожалению, ни среднежузовцы, ни младшежузовцы из этого должных уроков не извлекли. И, к вящему удовольствию южно-казахстанских гегемонистских подстрекателей, продолжали предаваться междоусобным раздорам.

В 1994 году подвергся прямым преследованиям центральных властей уже Г.Алдамжаров, бывший первый секретарь Гурьевского обкома и председатель Гурьевского облсовета. Он тоже сделался нелюб старшежузовской элите своим огромным руководительским опытом и сильным независимым характером, потому что он был из Младшего жуза.

Все трое из вышеназванных младшежузовцев были нейтрализованы к исходу 1994 года. На освобожденные ими младшежузовские квотные места во властном Олимпе Казахстана были выдвинуты не имеющие ни соответствующего образования, ни необходимой подготовки и опыта, ни являющиеся представителями ключевых родоплеменных группировок Младшего жуза люди. Не имея солидной клановой поддержки со своих родных мест, они должны были прежде всего полагаться на старшежузовских покровителей, давших им возможность выдвинуться вне очереди и в обход неписаных правил...

Тогда же в 1994 году была фактически отсеяна из армии и силовых органов влиятельная группировка представителей Западного Казахстана. Так что те из западноказахстанцев, кого оставили наверху, имели лишь один выбор - служить своим старшежузовским хозяевам. Что они до сих пор и делают с должным рвением. Помните про «продукт президента»?! Это выражение и есть квинтэссенция того, что требуется от нынешнего западноказахстанца, желающего находится во власти.


Разгром элиты Среднего жуза

В 1997-2002 г.г. в основном была разгромлена пассивно дожидавшаяся своей очереди элита Среднего жуза. Кое-кому из северных весовых казахов усыпил бдительность тот факт, что столица была перенесена в Акмолу (Астану) и что как самый важный казахский хан стал возвеличиваться Абылай. Но между тем практически перед самым переносом столицы пробил час X, возвещающий посвященным людям о том, что настало время Среднего жуза. Теперь выдвиженцы Западного Казахстана оказались как бы в роли союзников Старшего жуза в его борьбе с «зарвавшимся» Средним жузом. Того сорта кадры из Западного Казахстана, о которых выше шла речь и которым из числа своих только и удалось выжить во власти, для такого рода задачи, поставленной высшим руководством страны, годились как нельзя лучше. Если бы вместо них Западный Казахстан представляли люди такого типа, как Газиз Алдамжаров, Нажамеден Искалиев и Сагат Тугельбаев, то есть сильные и независимые в своих суждениях личности, прекрасно знающие цену себе и своим возможностям, вряд ли их удалось бы использовать для борьбы с представителями Среднего жуза в 1997-2002 г.г.

К настоящему времени Средний жуз уже успел понести такой же урон, какой выдался в 1992-94 г.г. на долю Младшего жуза. А с учетом того, что его вес в прошлом был гораздо больше, чем у западноказахстанцев, реальные потери, видимо, и того больше. Но все по порядку. Те его представители, которые еще сохраняют свои места во власти, являются такими же приспособленцами, о каких выше у нас шла речь в связи с разговором о младшежузовцах. Высшее руководство страны настолько уверено сейчас в своей силе и могуществе, что открыто использует таких среднежузовцев в своей борьбе против несговорчивых и определенных к отсеву среднежузовских лидеров.

В правительстве роль среднежузовцев сведена практически к нулю. Это очень существенный факт, если учесть то, что доля северных и восточных казахов в Совете министров Казахстана при СССР всегда была больше совместной доли представителей Старшего и Младшего жузов. Премьер-министр И.Тасмагамбетов - это представительская фигура, поставленная утешать тщеславие западных казахов в условиях, когда их регион дает наибольшую экспортную выручку стране. Но как хозяйственный руководитель он, повторяем, никак не может выдержать сравнения не только с такими премьерами советского периода, как Б.Ашимов, но и даже со своими земляками из числа бывших областных руководителей - Газизом Алдамжаровым, Нажамеденом Искалиевым и Сагатом Тугельбаевым. И даже - с Н.Балгимбаевым. Реально руководят правительством вице-премьеры: русский А.С.Павлов и К.Масимов, представитель того древнего оседлого населения Восточного Туркестана, защитником интересов и безопасности которых южно-казахстанские родоплеменные группировки на протяжении всей истории выступали. Лица из оседлых мусульман являлись главными министрами или же реальными хозяйственникам в Чагатайском государстве еще даже при ханах-монголах. Похоже, теперь старшежузовцы идут на утверждение подобных же порядков в оказавшейся под их властью стране казахов. Ни в самом Восточном Туркестане (в современном китайском Синьцзяне), ни в Мавераннахре (современном Узбекистане) такого симбиоза (политическая власть - у представителей кочевых племен, а все хозяйственные полномочия - у представителей оседлого мусульманского населения) не было. Кстати, К.Масимов не единственное лицо в правительстве, вызывающее ассоциации с Восточным Туркестаном (бывшим Моголистаном, воссозданным как государство старшежузовскими дуглатами или дулатами). Министром культуры и общественного согласия является выходец из китайских чугучакских салыров М.Кул-Мухаммед, представляющийся сейчас как кожа (ходжа). Салыров Ч.Валиханов считал народом маньчжурским. Китайские казахи считают их монголами. Но в любом случае китайские салыры проявляют изрядное тяготение к казахской кульутре. Один из синьцзянских салыров перевел на китайский язык роман «Абай» М.Ауэзова… Среди министров среднежузовцы есть. Но почти все они поставлены на свои нынешние должности или для того, чтобы быть использованными как ключевая сила (глава МВД К.Сулейменов) в борьбе с такими, как А.Кажегельдин и Г.Жакиянов, или из-за того, что их надо было убрать с другой должности (министр транспорта и коммуникаций К.Нагманов). А какой будет их судьба тогда, когда окажется, что «мавр сделал уже свое дело», неизвестно.

В сенате, верхней палате Парламента, председательствует О.Абдикаримов, в свою бытность руководителем администрации Президента прославившийся тем, что однажды, досаждая А.Кажегельдину в ходе заседания правительства во имя выполнения какого-то поручения главы государства, был в конце концов премьер-министром выставлен вон с матом. То есть это услужливый и несамостоятельный человек, готовый терпеть унижения. В советское время на землях среднежузовских казахов располагались 8 областей Казахстана. Еще 2 области они делили с другими жузами: Талдыкорганский - со Старшим, а Кызылординский - с Младшим. Сейчас из этих 10-и образований только - 2 возглавляются их представителем К.Мухаметжановым. Это - Карагандинская область, поглотившая Джезказганскую область. Пять бывших областей возглавляются представителями русско-славянского населения. Это - объединенные нынче под названием Восточно-Казахстанская область бывшие Усть-Каменогорская и Семипалатинская территории (с акимом В.Метте во главе), объединенные под названием Акмолинская область бывшие Целиноградская и Кокчетавская территории (с акимом С.Кулагиным во главе) и Северо-Казахстанская область (откуда этой весной в министры выпроводили К.Нагманова). Еще две бывшие области - Кустанайская и Тургайская - возглавляются как новая укрупненная Кустанайская область старшежузовцем У.Шукеевым, наводнившим подведомственную ему территорию шымкентскими выходцами. Талдыкорганская область присоединена к Алматинской и возглавляется теперь старшежузовцем Ш.Кулмахановым. А Кызылорлдинская не досталась ни среднежузовцам, ни младщежузовцам. И ее возглавляет еще один старшежузовец - С.Нургисаев. При этом на исконно старшежузовских территориях нет ни одного акима из северных, восточных и западных казахов. В Караганде, в самой коренной области аргын-кыпчакской группировки, акимом является К.Мухамеджанов, представитель восточных казахов (наймано-керейская родоплеменная группировка). То есть к настоящему моменту сложилась уникальнейшая ситуация. Из аргыно-кыпчакской родоплеменной группировки, явившейся создателем и ядром казахской государственности и на протяжении всех веков являвшейся коренным юртом правящих страной казахов кругов, нет ни одного областного руководителя, при том, что этих областей насчитывается целых 14.


Заключение

Мы попытались прояснить для читателя те суждения и заключения, которые приведены во вводной части нашего материала. Отсюда он уже сам может сделать свои собственные выводы касательно того, что называется жузовщиной и трайбализмом. Мы надеемся, что изложенный выше материал убедил его в том, что ключевая политическая проблематика современной казахской государственности заключается отнюдь не в примитивной родоплеменной сегрегации власть имущего слоя и связанных с ней трудностях государственного строительства. Если заключить коротко, вывод должен быть таков: в сегодняшнем Казахстане имеет место мировоззренческий конфликт с глубочайшими историческими корнями. На одной стороне противостояния находится элита Старшего жуза во главе с Н.Назарбаевым, роды и племена которой на протяжении всей своей истории пребывали в системе иной культуры и иных государственных или территориальных образований. На другой - не только лидеры Среднего и Младшего жуза, но и все, кто относится к ним. Особо следует сказать о массе простых южных казахов. В этом противостоянии их интересы должны объективно быть связаны не со своей элитой, а со всем остальным казахским народом. Почему? Потому что с тех пор, как однажды волею судеб южные кочевые роды и племена вступили в конфедеративный союз с объединениями кочевых родов и племен северной части Восточного Дешт-и Кыпчака, в рамках всей степи под этим названием пошли в рост центробежные силы, так или иначе способствовавшие формированию единого этноса и языка. К моменту возникновения Республики Казахстан это был уже народ, который всеми другими воспринимался как единый. Так было угодно истории. Руководству молодого независимого государства во главе с Н.Назарбаевым следовало бы придать новый импульс идущего издавна процесса консолидации всех жузов в казахскую нацию или же, во всяком случае не мешать его дальнейшему развитию. Но традиции антагонистического настроя феодальной знати чагатайских родов и племен по отношению к Большой степи и его духовным ценностям оказались все еще живучи в сознании их преемников в современном Казахстане. Мы тут могли бы подробнейшим образом рассказать, кто из нынешних сильных людей Старшего жуза и каким образом поспособствовал сохранению кокандско-туркестанского духа в течение прошлого века и его возрождению в условиях независимого Казахстана. Но это отдельная большая тема, и мы не станем останавливаться на ней. Только лишь скажем о том, что здесь интересы массы простых южных казахов расходятся с интересами их соплеменников или старшежузовской командой Н.Назарбаева, находящихся у руля руководства Казахстана. Потому что их много, и всех их режим не может обеспечить привилегированными условиями. Да и это может вызвать взрыв возмущения у всех остальных казахстанцев. Следовательно, их судьба в любом случае будет сродни судьбе всей остальной казахской массы. А администрации Н.Назарбаева императивным образом нужно укреплять отчужденность своих соплеменников от казахов из других жузов через прививание и поддерживание в них представления о своем превосходство над теми, что сейчас и делается. Потому что только такая сегрегационная политика даст ей возможность сохраняться и далее как правящая верхушка Казахстана. При любом ином исходе власть уйдет в руки северных, восточных или западных казахов, представляющих куда более мощные в экономическом отношении регионы страны. Это понятно всем.

Администрация Н.Назарбаева понимает это лучше чем кто-либо еще. Поэтому она исподволь нагнетает межжузовские противоречия особенно сильно за последние 3-4 года, когда выяснилось окончательно то, что из-за объективных факторов Южный Казахстан в ближайшем же будущем будет иметь куда меньше возможностей навязывать свое остальным регионам. Именно из-за таких безрадостных для себя перспектив назарбаевская старшежузовская команда сейчас вынуждена пойти ва-банк с тем, чтобы к моменту формирования новой реальности в стране успеть прибрать к рукам все рычаги управления в исторически «не своих» регионах и сферах экономики. Уже сейчас эта кампания приняла гротескный характер. Следовательно, она к настоящему моменту успела выйти за пределы допустимого политического риска и стала откровенно авантюрной.

Описанная здесь ненормальная ситуация сложилась в силу того, что в Казахстане нет до сих пор нормальной социологии, которая должна была бы давно расставить точки над «i». Сейчас страна скатывается к форс-мажорной ситуации. В корне ее те исторические предпосылки, о которых говорилось выше. Чтобы организовывать меры по спасению единства нации, страны и государства перед лицом стремительно надвигающейся опасности, нужно сперва попытаться понять, где ее истоки и в чем ее природа. В нашем материале мы постарались внести свою лепту в такой процесс самопознания.